Навигация





Реклама


История района
Из поселка - в город!

С каждым годом Красногорск, ставший центром крупного индустриального района, приобретал новые черты городского быта! Его улицы и площади украсили цветущие скверы и газоны. Покрывались асфальтом дороги и тротуары, большая часть жилых домов была обеспечена водопроводом и канализацией. Однако жилищное строительство не поспевало за бурным ростом населения рабочего поселка, которое почти втрое увеличилось со времени его основания. Значительную часть жилищного фонда составляли барачные сооружения, где царила теснота и отсутствовали минимальные бытовые удобства. Но рабочие не жалели сил и времени на благоустройство поселка.



Вид на Павшинскую пойму


Многое из того, что мы видим в Красногорске сегодня, создавалось в результате многочисленных субботников и воскресников. В 1932 г. было положено начало организации городского парка культуры, официальное открытие которого состоялось в 1940 г. Среди лесного массива был устроен детский городок с площадками для игр, летними помещениями для пионерского лагеря. Помещения клуба, первоначально занимавшего только второй этаж здания, в результате реконструкции были рас-ширены и дополнены новыми залами, комнатами для кружковой работы.

Красногорцы всегда дружили со спортом. Первый стадион, оборудованный вблизи прежних фабричных ка-зарм, скоро оказался в окружении жилой застройки. В 1935 г. комсомольцы приступили к строительству нового стадиона на окраине лесного массива. Подлинно народной стройкой стало возведение плотины на речке Баньке. Летом 1939 г. здесь закипела работа. Ежедневно после трудового дня приходили на стройку сотни рабочих, коллективы цехов и смен. Водный бассейн, построенный по проекту инженера Г. И. Хмелевского и архитектора г. Красногорска П. И. Нестерова, был торжественно открыт 6 июня 1940 г.

7 октября 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий поселок Красногорск был преобразован в город.

Развитие инфраструктуры и образования

Развитие промышленности вызывало резкий приток населения, численность которого возросла до 240 тыс. человек. В восточной части района, примыкающей к Москве, выросли новые рабочие поселки, в 1939 г. были преобразованы из рабочих поселков в города Химки и Тушино. Значительные перемены происходили и в районном центре. В 1933 г. в состав рабочего поселка Красногорск вошли село Губайлово и поселок завода "Стандарт-бетон", его население уже в это время составило более 7 тыс. жителей. Районные организации и учреждения разместились в постройках бывшей усадьбы Знаменское-Губайлово. Автобусная линия связала Красногорск с Москвой.



Церковь в Усадьбе Знаменское-Губайлово


От бывшего фабричного поселка протянулись в сторону железнодорожной станции Павшино кварталы новой городской застройки, образовав улицы Октябрьскую и Пионерскую. У Волоколамского шоссе близ Чернево вырос Брусчатый поселок, застроенный двухэтажными многоквартирными домами, рядом с железной дорогой появились поселки рабочих-железнодорожников и Павшинского плодоовощного комбината. В 1932 г. вступило в строй здание учебного центра, в котором разместились оптико-механический техникум, фабрично-заводское училище Красногорского завода и преобразованная из Баньковской школы 1-й ступени образцовая фабрично-заводская семилетка № 1, которая три года спустя стала первой в районе средней школой.

Организация школы фабрично-заводского ученичества, создание жилого поселка и строительство в 1936 г. семилетней школы № 2, позже преобразованной в десятилетку, содействовали снижению текучести кадров, складыванию работоспособного коллектива. Количество рабочих на Павшинском заводе железобетонных конструкций за 1933-1940гг. возросло вдвое и достигло 900 человек, а производство продукции увеличилось с 10,3 тыс. до 30 тыс. кубометров железобетонных изделий. Некоторый сбой, связан-ный с переходом на новую продукцию, производство которой зависело от поставок смежных предприятий, был ликвидирован в начале 1941 г., когда завод значительно перевыполнил план первых пяти! месяцев и произвел на 1,3 млн. рублей готовой продукции. Для обеспечения населения создается сеть магазинов, предприятий общественного питания, среди которых главное место занимала вступившая в строй в 1934 г. фабрика-кухня, рассчитанная на ежедневный выпуск 45 тыс. блюд. Появляются предприятия пищевой промышленности: механическая пекарня, завод фруктовых вод и молокозавод в Павшино. Ряд кустарных артелей и мастерских бытового обслуживания были объеди-нены в Красногорский райпромкомбинат.

Красная горка - Красногорск

Первые строители ютились в нескольких деревянных бараках около станции Павшино. В 1932-1933 гг. развернулось строительство жилого поселка, подготовка квалифицированных рабочих осуществлялась через школу фабрично-заводского ученичества. В 1935-1937 гг., когда директором завода был Людвиг Людвигович Сиярто, впоследствии видный государственный деятель Венгрии, организуются работы по прокладке асфальтированных дорог и озеленению территории завода и поселка.



В машинном цехе Знаменской ткацкой фабрики. Начало 1920-х гг



Группа рабочих-строителей Павшинского механического завода. 1926 год


В связи со строительством промышленных предприятий и ростом их продукции значительно расширился объем работ, выполнявшихся железнодорожниками станции Павшино. В 1926 г. группа рабочих-железнодо-рожников и работников механического завода организо-валась в жилищно-строительный кооператив, которому решением волостного исполкома был отведен участок около Волоколамского шоссе, рядом с усадьбой Знаменское-Губайлово. Летом 1927 г. здесь вырос поселок из 15 индивидуальных домов. На общем собрании кооператива было решено дать поселку название "Красная горка". При проведении районирования Московской области в 1929 г. Павшинская волость была включена в Сходненский район. Однако очень скоро высказываются предложения о переводе административного центра в южную часть района, где проходило интенсивное развитие ин-дустрии. Это предложение было поддержано на IV районной партийной конференции в 1932 г. Павшино и его поселковый Совет, связанный в основном с решением вопросов сельского хозяйства, мало подходили, для районного центра. В марте 1932 г. на президиуме Московского областного исполнительного ко-митета было принято предложение: "Учитывая, что в поселке при заводе проживает с семьями свыше 4 тысяч рабочих и служащих... согласиться с ходатайством Президиума Сходненского райисполкома об организации в поселке при заводе самостоятельного поселкового совета с наименованием его "Красногорский". В состав рабочего поселка должны были войти усадьба Знаменское-Губайлово и жилищный кооператив "Красная горка".



Решением президиума Всероссийского центрального исполнительного комитета от 10 апреля 1932 г. населенный пункт Баньки Сходненского района был преобразо-ван в рабочий поселок Красногорск. Вслед за этим 27 сентября Мособлисполком принял решение об обра-зовании Красногорского района, в который вошли часть бывшего Сходненского района (поселок Сходня и прилегающие к нему селения были переданы в Солнечногорский район), а также 16 селений бывшей Павловской волости из Истринского района.



Красногорск стал центром вновь образованного района, в котором соединились 98 сельских населенных пунктов и три рабочих поселка: Ново-Братцево, Химки и "Красный Октябрь" около железнодорожной станции Тушино с общим населением 75 тыс. человек. Однако в годы довоенных пятилеток территория района стала ареной интенсивного развития индустрии. Возобнови-лось производство на фабриках, остановленных в 1920-х гг., вступали в строй новые промышленные предприятия государственного значения. На территории района пролегла 19-километровая трасса канала Моск-ва-Волга (с 1947 г. канал имени Москвы) с Химкин-ским водохранилищем и Северным речным портом сто-лицы, были созданы всемирно известный Тушинский аэродром и Центральный аэроклуб страны, ряд научно-исследовательских институтов. О размахе индустриаль-ного развития района свидетельствует рост численности рабочих и служащих за 1930-1939 гг. с 6,8 тыс. до 84 тыс. человек. Стоимость промышленной товарной продукции только за 1937-1939 гг. увеличилась с 321 млн до 715 млн рублей.

Образование Павшинской волости

Осенью 1919 г. Тушино-Гучковский район (Гучково - ныне Дедовск) был расформирован, его руководящие органы были преобразованы в Звенигородский уездный комитет партии и Звенигородский уездный исполком. Восточная часть района отошла в Московский уезд. Первоначально она была включена в состав вновь образованной Ульяновской волости с центром в поселке Химки, однако в ноябре 1921 г. бюро Московского уездного комитета РКП (б) приняло решение о выделении территории, прилегающей к Виндавской железной дороге, в самостоятельную административную единицу. В начале 1922 г. состоялся волостной съезд Советов, который объявил о создании Павшинской волости, включавшей 32 селения с 11 тыс. жителей. Первым председателем Павшинского волостного совета с 1922 по 1924 г. был Матвей Алексеевич Чапыгин, уроженец Павшино, в 18-летнем возрасте подвергавшийся тюремному заключению за участие в революционных событиях 1905 г., участник гражданской войны. Ставшее волостным центром, село Павшино получило статус поселка городского типа, в состав которого вошли также поселок Баньки и усадьба Знаменское-Губайлово, где с 1920 по 1932 г. размещался детский дом. В селе, фабричном поселке и детском доме имелись три школы первой ступени, при фабриках действовали две текстильные школы по обучению ткацкому и красильному производству, детские ясли и больница.

Строительство плотины на реке Баньке

Павшинская волость считалась одной из развитых в промышленном отношении. Однако в связи с тяжелым кризисом текстильной промышленности из семи фабричных предприятий в волости удалось сохранить в числе действующих только Братцевскую фабрику, остальные в 1923 г.; были законсервированы или закрыты. Рабочие Знаменской фабрики были переведены на Краснохолмский камвольный комбинат, а красильно-аппретурной фабрики - в Ростокино. От полуторатысячного населения в поселке Баньки осталось лишь несколько сот жителей.

В деревнях создавались самодеятельные клубы, кружки, избы-читальни. Большое значение в жизни сельского населения имело открытие новых начальных школ, создание сельских комсомольских организаций. "В нашей ячейке 25 человек,- сообщал в 1923 г. в газете "Московская беднота" неизвестный автор из Губайлово,- Налажен сельскохозяйственный кружок. Еженедельно агрономом Скворцовым проводятся занятия. На днях открывается общеобразовательный кружок, в который записалось 50 человек. Политграмота преподается учителем-коммунистом Архиповым. Организован драматический, кружок. В 1925 и 1926 гг. провели три воскресника. В, первых двух участвовали комсомольцы и несоюзная молодежь. На лошадях с пилами, топорами и лопатами ехали мы через всю деревню с песнями на строительство общественных мостов. В третий раз на воскресник вышли почти все мужчины деревни".

Павшино

В южной части Горетова стана, где к Москве-реке прилегали обширные заливные луга, бывшие боярские владения уже в XV в. перешли в собственность государева двора. Сложившуюся здесь большую дворцовую вотчину впервые упоминает в 1462 г. в своем завещании князь Василий Темный, в составе которой он называет "села мои Лужские и Павшинское, и Петровские Константиновича деревни на Истре". Возможно, что Лужские села исстари принадлежали московскому князю. Главное из них, получившее название Ильинское после постройки церкви, до начала XVII в. оставалось центром дворцовой Лужской земли, а второе стало деревней Луцкой. Что же касается деревень Петра Константиновича Добрынского, который в ходе междоусобной войны изменил своему князю Василию Темному, они были отобраны у прежнего владельца, а их главное сельцо в память об изменнике несколько столетий носило название Дурневское (теперь Петрово-Дальнее).

Название сельца Павшино, образованное от новгородской формы имени Павша (Павел), свидетельствует, что оно также изначально принадлежало неизвестному нам выходцу из Новгородской земли, и лишь впоследствии было отписано на государя. К этому селу "тянули" обширные земли между речкой Банькой и Москвой-рекой, то есть вся территория, которую занимает современный Красногорск. Разумеется, что в это владение входили и многие деревни, но их названия не упоминаются в документах XV-XVI вв.

Границы дворцовых владений не были постоянными. Они пополнялись новыми землями, а порой и уменьшались за счет пожалований другим владельцам, как было, например, с Плотницкой землей, подаренной священникам Архангельского собора. Писцовые книги Ивана Грозного не касались дворцовых владений, но уже в них содержатся сведения о передаче служилым людям царя отдельных селений в поместье, то есть во временное пользование при условии несения службы в войске или при дворе государя.Населявшие дворцовые села крестьяне должны были поставлять для государева двора мясо и птицу, яйца, сыр и сметану, зерно и приготовленное из него пиво, отловленную в реках и прудах рыбу. Но главное богатство дворцового владения составляли многочисленные табуны лошадей для царского войска, для ухода за которыми нанимались "деловые люди" из свободного населения, пользовавшиеся большими привилегиями по сравнению с крестьянами.

В Смутное время дворцовые земли подверглись полному опустошению отрядами интервентов. Сравнительно недавно, в 1965 г., при подготовке к строительству в Павшино нового здания был найден глиняный кувшин, содержавший несколько сот серебряных "денег" стоимостью по полкопейки с именами царей Федора Ивановича (сына Ивана Грозного), Бориса Федоровича (т. е. Годунова), его сына Федора Борисовича, который царствовал лишь один месяц - с мая по июнь 1605 г. Эта находка с достаточной точностью определяет дату гибели села, когда деньги были припрятаны царским приказчиком или священником церкви.

После изгнания интервентов новый царь Михаил Романов, чтобы укрепить свое положение, щедро раздает опустевшие земли приближенным и только из документов XVII в. мы узнаем о существовании селений Глухово, Степановское, Болдино (южная часть современного поселка Нахабино), Урюпино и других, входивших в состав бывшей дворцовой вотчины, которая занимала больше половины территории современного Красногорского района. Во владении царя остались только село Павшино и деревня Гольево, включенные в состав Хорошевской конюшенной волости вместе с деревней Мякинино, селами Строгино и Крылатское, окруженные обширными заливными лугами, (После "литовского разорения" село Павшино потеряло былое значение и стало рядовым в составе дворцовой конюшенной волости) Незаметна активность и в его хозяйственной деятельности. В 1646 г. в Павшино не было ни господского или приказчикова двора, ни крестьян-землепашцев, а числились только церковь деревянная, "двор попа и дьячка, да в сельце государевых деловых людей 14 дворов и один двор пуст, ушел кормиться подаянием".

Если первоначально основной повинностью конюшенной волости было разведение лошадей, то впоследствии все большее значение приобретают земледелие и разведение, домашнего скота. Место немногочисленных "государевых деловых людей" - полусвободных конюхов и пастухов - занимают крестьяне-хлебопашцы. К началу XIX в. характер хозяйства изменился коренным образом: о конских пастбищах не идет и речи, из 982 десятин земли 690 заняты пашней, 124 - сенными покосами, 148 - лесом и неудобьями. В связи с возросшими потребностями в рабочей силе население резко увеличивается за счет перевода крестьян из других имений. Павшино стало большим селом: в 1709 г. в нем было 136 жителей, а в 1800 г. насчитывались 80 крестьянских дворов, 492 жителя "мужеска и женска пола". Плодородные пойменные земли давали хороший урожай, близость к Москве создавала благоприятные условия для торговли сеном и занятий извозом. Из среды крестьян выделяются богатые люди: содержатель мельницы-крупорушки на речке Бане, торговцы, из которых двое выкупились на свободу и стали купцами в 1803 и 1811 гг. Однако в большинстве своем крестьяне села, связанные работой на барщине, жили "средственно", как отмечалось в документах этого времени.

В 1812 г. основные силы французской армии прошли стороной по Смоленской дороге, но отряды фуражиров растекались по подмосковным селам и во многих из них обосновались на длительное время. Нередко происходили их столкновения с крестьянами, встречаются сведения о крестьянах, убитых неприятелем в Воронках, Чернево, Тушино. Не обошла беда и село Павшино, где были сожжены 32 избы.

Уже в XVIII в. в большинстве подмосковных селений широко распространяются различные крестьянские промыслы. В книге "Историческое и топографическое описание городов Московской губернии" (1787) отмечалось, что крестьяне Московского и Звенигородского уездов "более упражняются в ремеслах и рукоделиях, нежели в хлебопашестве, скота и птиц за неимением хлеба держат немного, занимаются извозом, гоняют плоты, отходят по паспортам на фабрики и занимаются ремеслами". Множество надомных работников - ткачей, столяров-мебельщиков, вязальщиц - работали по заказу на купцов-скупщиков. В некоторых селениях появляются "светлицы" - небольшие предприятия, основанные на ручном труде, принадлежавшие помещикам, московским купцам, а иногда и разбогатевшим крестьянам.

Одна из таких "светлиц" появилась в 1853 г. и в селе Павшино. Это было бумаготкацкое заведение с 20 ручными станками, основанное приезжим крестьянином А. Териховым. Затем красильно-отбельное дело постепенно вытеснило малоприбыльное ткацкое производство. В 1880г., когда этим заведением владела сестра прежнего владельца П. Терихова, на красильной фабричке работало более 60 наемных работников, из которых половину составляли жители села Павшино. К этому времени относится ее обследование и подробное описание земским врачом профессором Ф. Ф. Эрисманом.

Фабричка была расположена на берегу речки Бани. Ее здание имело множество пристроек, которые от постоянной сырости обветшали и пришли в негодность. Одна из пристроек обрушилась в 1880 г., и только случайно обошлось без жертв. Внутри помещения были тесные, промозглые от постоянных испарений, полы не просыхали от слякоти и грязи, из отбельной мастерской распространялся ядовитый запах хлора.

И в этих условиях с 4 часов 30 минут утра до 7- 8 часов вечера трудились рабочие, среди которых почти половину составляли дети и подростки. Об охране труда не было и речи. Прямо в цехе, без каких-либо защитных приспособлений, находились две паровые машины. В темной и низкой красильной мастерской был вмонтирован в пол котел для варки сандалового экстракта. Был случай, когда подросток упал в котел и получил тяжелые ожоги. Хозяйка не понесла наказания. Она объяснила причину несчастья "баловством" рабочих, и около злополучного котла так и не было сделано ограждения.

После того как окрашенную ткань вынимали из раствора, ее складывали в рулон и отправляли к колотильной машине. 12 чугунных плит - токмаков, приводимых в движение паровой машиной, поднимались и с силой опускались на куски ткани, выколачивая из нее влагу. Нужно было под каждый токмак вовремя подложить рулон, чтобы чугунная плита не ударилась об основание (стол), а после каждого удара быстро перевернуть кусок другой стороной. Эту работу выполняли мальчики-токмачники, рискуя и руками и головой в случае неверного движения. И так четырнадцать с половиной часов, с единственным перерывом на обед. Младшему из них было восемь лет, и уже больше года он работал на фабрике. И остальные, как свидетельствуют сведения о них, поступали на работу с 7-9 лет.

На другом берегу речки находилось еще одно предприятие П. Териховой. Это был небольшой химический завод, где готовили для продажи железный купорос, серную кислоту и "царскую водку" - концентрированную смесь соляной и азотной кислот. Здесь работали только мужчины, а условия работы были ужасны: "Во время кипячения серной кислоты помещение наполняется густым паром, поднимающимся из колб и раздражающим дыхательные органы настолько, что дышать здесь почти невозможно. Рабочие научаются по возможности сдерживать дыхание, пока они находятся в этом помещении; долго оставаться там никто не может и даже временное пребывание в этом аду, в котором, кроме того, ничего не видно, вызывает кашель".

Работа на заводе, где все живое отравлялось парами кипящих кислот, была равносильна смертному приговору. Крестьяне не раз жаловались, что на сотни метров от него желтела и выгорала трава. А рабочие не имели никаких средств защиты. Они не только работали в этих условиях, но и спали здесь же, в небольшой каморке, отгороженной дощатой стенкой от чанов с кислотой, в которых производственный процесс не прекращался круглые сутки. В день осмотра предприятия врачом один из рабочих находился в спальне. "Одержимый сильным и болезненным кашлем, он не был в состоянии идти на работу",- сообщается в отчете врача. У троих рабочих была отмечена одышка. Но на смену выбывшим приходили новые и не щадили своего здоровья ради 10-15 рублей зарплаты. Из 11 рабочих шесть человек были новичками, проработавшими от двух до семи месяцев, и только один специалист - "водочник" имел семилетний стаж работы на этом предприятии.

Во второй половине XIX в. изменилось направление и название бывшей Большой Воскресенской дороги, которая теперь прошла не через Пенягино, а рядом с селом Павшино и далее через Губайлово и переименована в Волоколамскую. Очень скоро по обе стороны дороги выросла новая улица, на которую переселились наиболее богатые крестьяне, открывшие здесь свои трактиры и лавки.

Главным поводом для изменения трассы дороги явилось строительство шоссе в усадьбу Ильинское, приобретенную царской семьей в 1864 г. Этим случаем постаралось воспользоваться и Московское губернское земство, открывшее в Павшино в 1874 г. двухклассную земскую школу, названную Мариинской в честь помолвки дочери царя. В 1907 г. в школе, ставшей уже трехклассной, учились 130 детей из Павшино, Гольево и Пенягино.

В 1901 г. около села прошла Виндавская железная дорога (теперь Рижское направление Московской железной дороги) и была основана железнодорожная станция Павшино. К этому времени в селе насчитывалось 205 крестьянских дворов с населением около 900 человек, 7 трактиров и 5 лавок, местные богачи вели торговлю сплавным лесом. В 1821 и 1866 гг. были построены две каменные церкви. Появилась и местная административная власть: в Павшино числится квартира урядника, подчиненного полицейскому приставу третьего стана Московского уезда. Зажиточные крестьяне занимались извозом, поставляя в Москву песок и гравий для строительства, многие бедняки поступали на работу на окрестные фабричные предприятия.